i
Полезная информация
Свернуть
05.03.2024
В конце мартобря...
Мой когнитивный диссонанс от текста на пакетике семян.
Правила конкурса День Валентина 2024
Правила конкурса День Валентина 2024
ruensvdefrptesitzharnl
"Хранительница сказок" Глава 1. "Герда бредет средь ярких ночных витрин, кружится снег в неоновом мягком свете…"
Категории:
Жанр
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения

   Девица, названная столь странным именем, оказалась достаточно сообразительной. И тоже быстренько сделала «ноги» - удачно поднырнув под хозяйской рукой и моментально выскочив за дверь. Несколько секунд я сидела, замерев от удивления. А потом схватила со спинки стула пальто и, пытаясь на ходу попасть в рукава, пулей вылетела за ней.
Честное слово, в другой ситуации я бы и внимания не обратила на скандальную сцену в кафе! Но вот это имя - «Герда»  плюс все мысли о сказках и сказочниках, которые я успела передумать за чашкой кофе сложились в моем сознании в странный паззл.  Происходит что-то непонятное! И я должна это выяснить!

Выскочив на улицу, я начала торопливо  оглядываться по сторонам. Дохлый номер! Обе скандалистки успели раствориться во времени и пространстве. Впрочем, не до конца. На свежем снегу еще виднелись следы, оставленные кедами девушки-эмо. Я, изображая собаку-ищейку, тут же отправилась по ним в ближайшую подворотню. Темноволосая девушка, очень кстати похожая на  повзрослевшую Маленькую Разбойницу, сидела на корточках у грязной стены и горько плакала, размазывая по лицу черные тени.

- Так, спокойствие на лицах! – строго сказала я, опускаясь рядом с ней на мокрый асфальт. – Ты – кто? Что случилось?  Скандал в кофейне, вроде бы, выбивается из твоего имиджа.

- Я – Ванда, – всхлипывая, ответила девушка. - Герда – моя подружка.  Только, наверное, теперь уже бывшая…

   - А что вы с ней не поделили? Апельсин? Или мальчика?

- Да ничего мы не делили! Просто она смылась из нашей сказки и всех кинула. Говорит:  – «Не хочу тащиться в эту вашу Лапландию: ни машин, ни гостиниц — одни оленьи упряжки да лачуги с лапландками. Я читала про них — они все там старухи и жарят рыбу на испорченном масле. А после пишут на этой рыбе письма с тупыми ошибками. И отправляют таким же дряхлым старухам-финкам в Финляндию. И ждут месяцами ответа, как будто е-мейлов и скайпа вообще ещё не придумали».

Она прекрасно вписалась в этот дурацкий век! Бумажные розы ей теперь нравятся больше живых — не мёрзнут и не надо ухаживать. Дважды в год она пересаживает их в новый горшок и добавляет на ветки фантики. Иногда украшает стеклянными бусами, что хранятся в шкатулке у бабушки. А в гости к ней ходит Советник — всегда вежливый и со всеми почтительный. Бабушка бурчит себе что-то под нос и почти сразу отворачивается к телевизору. Герда предлагает Советнику холодного чая, и слушает, как звенит в чайной чашке ложечка. Затем они складывают из льдинок слова и играют в скраббл, и Советник всегда выигрывает. Герде не важно, в скраббле ей нравится только название. Напоминает скороговорку — что-то из детства — про крибле-крабле или вроде этого... Вспоминать неохота: какая ей разница, как там этому Каю икается. Любит мальчик кататься в чужих саночках? — вот пусть теперь мальчик и катится...

Я внимала сбивчивому монологу Маленькой Разбойницы, почти без удивления.  Что ж, недаром говорят: «мысль материальна». Кажется, мои мечты о воплощении сказки в реальность  начали сбываться и без всякой волшебной палочки

- А куда подевались остальные?
- А кто – куда – вздохнула Ванда. -  Клаус и Эльза отреклись от престола, переехали в деревню, ведут хозяйство, воспитывают детей. Маменька моя вышла замуж.

   Ванда недовольно хмыкнула.

- За одного пузана – Алекса Кирцелиуса, бывшего хозяина разбойничьего притона. У них теперь своя таверна, где они скупают краденое и прячут контрабандистов. За хорошее вознаграждение, разумеется. Кай с отличием окончил Школу Снежной Королевы. Ты ведь знаешь, что эта ледяная ведьма  открыла свою школу на острове Свальбард возле Северного Полюса?

   Я мрачно кивнула. Продолжение старой сказки мне было хорошо известно. Книга Коростылева «Школа Снежной королевы» уже несколько лет стояла на полке в  читальном зале нашей библиотеки.

- Так вот - продолжала Маленькая Разбойница. - В этой школе Кай в совершенстве научился ледяной учтивости, замораживающим взглядам, холодному отношению к чужой беде. Теперь он – первый секретарь и правая рука Снежной Королевы. И такая жизнь Кая вполне устраивает!

Поговаривают даже, - Ванда понизила голос до самого тихого шепота, - что в перспективе Кай заменит самого Советника на его посту! Господин Советник сейчас сидит в  Департаменте по Культуре и Искусству. Но собирается баллотироваться в депутаты.

   Тут уже меня передернуло так, словно за шиворот свалился комок мокрого снега.

- Советник!  Сегодня утром  на него жаловались мои друзья-менестрели. Так вот, кто нас проверками душит! Экая сволочь! – успела подумать я, поднимаясь с мокрого асфальта.

- А ты, значит, нашла себя в молодежной субкультуре? Решила стать эмо?

- Скорее – потеряла, – вздохнула Ванда. – Они же там все романтики. А я – боец! Люблю поспорить и шпагой помахать. Но, надо же было куда-то прибиться? Я тут – совсем одна…

- Приходи к нам! Театральную студию в Доме Детского Творчества знаешь? Там боевые девушки нужны!

- Это который возле зоопарка? Знаю. Приду, наверное…

   Мы уже почти вышли из подворотни, когда я вспомнила о главном.

- Стоп! А куда подевался Сказочник?

- Трудно сказать – я о нем ничего не слышала. Как только наша сказка начала рушиться, Христиан куда-то пропал. Может быть, Герда знает?

- А как ее найти?

- Да она в новом особняке живет – как раз рядом с зоопарком. Там один подъезд всего. Код – три шестерки. Этаж – последний. Лестница прямо в квартиру упирается.

- Спасибо! – завопила я. – Ты заходи, если что! А я побежала!

 

   Лестница казалась бесконечной. Она закручивалась вокруг шахты лифта широкой спиралью и ее конец терялся где-то в полусумраке верхних площадок. Почему я не поехала на лифте? Хотела сама услышать, как скрипят под ногами ступеньки, словно поют: «Снип-снап, снип-снап…»?
Никакой песенки не было. Как не было и скрипучих ступенек. Бетон и сверхпрочная керамическая плитка – вполне современный подъезд  с домофоном и евроремонтом. Вот только перила этой лестницы были  живые. Потемневшее от времени дерево было теплым и шероховатым на ощупь. Я нагнулась  и посветила мобильником.

Так и есть! Каждая округлая балясина сверху донизу покрыта чудесными резными изображениями: цветы, виноградные кисти, смешные пляшущие человечки, гномы в остроконечных колпаках…
- Значит, я – на верном пути - мелькнула мысль. - Значит, сказка где-то рядом. Она просто притаилась. И может, сейчас мне удастся выяснить, куда же пропал…

   Как-то неожиданно передо мной появилась нужная дверь.

Абсолютно стандартная железная дверь с глазком и кнопкой звонка. Не давая себе ни мгновенья  на раздумье, я нажала звонок. Дверь почти сразу же открылась. Передо мной стояла Герда, которая почему-то  сжимала в руке   букет  нелепых бумажных роз из оберток и фантиков.
- С кем имею честь? – церемонно осведомилась она.

   Я несколько секунд рассматривала девушку. Ведь в кофейне я видела только ее спину и гламурный пиджачок со стразами. Да! Героиня старой сказки не только повзрослела, но и невероятно похорошела. Волна пепельно-русых волос  спадает на плечо. Точеные черты лица. Глаза пронзительной синевы. Надо же! А на картинках в старинных книжках ее отчего-то всегда изображали совершенной дурнушкой…
   Молчание грозило затянуться, и я решительно представилась:
- Марта. Хранительница сказок.
   Может, не стоило вот так с ходу называть свое «истинное имя», но с другой стороны, пусть они  сразу знают, с кем имеют дело!
   Герда удивленно моргнула:
- Что вам угодно, Хранительница?
Ну и ну! Помнится, орала недавно, как атомоход в тумане, а сейчас эта сказочная красотка разговаривает так, будто на дворе до сих пор стоит 19 век. Интересно, это что – побочный эффект «заморозки»? Или ей, действительно, нравится такая манера речи? Да, ладно, не имеет значения!  Сейчас я задам свой главный вопрос! Ради которого и примчалась сюда, на другой край города.
- Я хочу знать, где сейчас находится сказочник Христиан?
   Ну вот. Произнесла! Я очень старалась, чтобы на двух последних словах мой голос не дрогнул. Вроде, получилось.
 Герда от изумления еще шире раскрыла свои синие (льдисто-синие!) глаза.
- Сказочник Христиан?
- Ну да! (Они  ей заодно и мозги заморозили что ли?!) Он самый. Сказочник Христиан был вашим домашним учителем, когда вы с Каем были детьми. Он вас читать учил, писать, считать.  Сочинял для вас сказки.
   На имя «Кай» Герда никак не отреагировала. Но, кажется, до этой ледяной куклы все же что-то дошло. Во всяком случае, она как-то неуверенно переступила с ноги на ногу и даже на миг потупила глаза.
- Ах, этот… Сочинитель…  Но я не знаю, где он сейчас.
Та-ак! «Сочинитель», значит! Ясно, кто тут поработал.
- Я очень вас прошу, подумайте! Вспомните! Может быть, вы хоть что-то слышали о его судьбе? Мне очень важно это знать!
   Последняя фраза прозвучала умоляюще, но я, и вправду, была уже близка к отчаянию. Герда опять растерянно затопталась на месте, заморгала.
- Я ничего не знаю. Но ко мне в гости с минуты на минуту должен зайти Советник. Может быть, он что-то знает об этом  Сочинителе.
      Советник! Этот  может, конечно, знать. Вопрос только – скажет ли правду?
- Приходите завтра, Хранительница - Герда вновь обрела уверенность и заговорила  властным тоном. - Я проведу расследование и постараюсь собрать максимум информации.
     Да-а! Они ей не только душу и мозги, но еще и язык заморозили.

Сейчас эта несчастная жертва урбанизации выражается, как секретарь в приемной городского Отдела Культуры. Когда мы с коллегой туда ходим просить денег на обновление фонда детской литературы или на театральную студию. Тьфу! Сама уже начинаю мысленно такие же перлы выдавать. С кем поведешься…

   Тем временем Герда уже наступала на меня, помахивая в воздухе своим бумажным веником  и повторяя, как заведенная:
- До свидания, Хранительница.  Было приятно познакомиться. Я извещу вас, как только соберу нужную информацию.  До свидания. Приятно было познакомиться.

   Я, не прощаясь, резко развернулась и зашагала вниз по лестнице. И почти сразу же столкнулась нос к носу с Советником. Я узнала его сразу, хотя этот тип сменил черный плащ, сюртук и цилиндр на модный костюм «от Гуччи» и галстук с алмазной булавкой от  «Дольче Габбана». Невозможно было не узнать эти резкие, словно бы замороженные, черты лица,  пронизывающий взгляд  бесцветных глаз из-под нависших бровей! Увидев меня, Советник поклонился преувеличенно вежливо и посторонился, давая дорогу. Я торопливо спустилась на нижнюю лестничную площадку и вдруг зачем-то подняла голову. Советник и Герда, перевесившись через перила, смотрели прямо на меня. И тогда я крикнула им так, что эхо запрыгало по свежеоштукатуренным стенам:
- Снип-снап-снурре! Пурре-Базелюрре!
   И выбежала из подъезда. А что я еще могла сделать?

 

Я шла по улице, шлепая по лужам, под шквалом мокрого снега, который все никак не мог определиться, превратиться ли ему в дождь или оставаться пока мокрой кашей?
 Я не чувствовала холода, не ощущала, как начинают предательски хлюпать купленные неделю назад сапоги.

Что же случилось с Христианом  в этом искаженном мире сломанной, если не сказать убитой, сказки?! Где он сейчас?! Тюремные застенки? Вряд ли. На дворе, слава Богу, двадцать первый век, демократия, толерантность и все такое…
Что же еще? Рюмка и барная стойка в кабаке самого низкого пошиба – печальный и классический символ депрессии творческих людей во все времена. Не верю! Христиан – не такой! Он не сломался бы так легко.
Есть, правда, еще один вариант. В искаженном мире, Сказочник Христиан теперь -  преуспевающий журналист  модного глянцевого издания. Или грамотный политтехнолог, мастер пиара - с его-то воображением и Даром Слова! А может быть, искусный рекламщик. Это самый мерзкий и грязный вариант.

«Лилипутами, брат, не рождаются – в лилипуты, брат, вырожда-ют-ся»!  - поет  один питерский бард. Уж лучше тюрьма или угар кабацкий!


Изнемогая под гнетом этих мыслей, я не заметила, как дошла до дома. На автопилоте поднялась на свой этаж, скинула мокрое  пальто и сапоги и рухнула в кресло, в отчаянии припоминая, с чего же начался этот безумный день?

- Господи! Я же бросила пана Теодора в кофейне! С неоплаченным счетом за наш скромный завтрак.  Только скандала нам и не хватало! У него же лицензию отнимут…

   И, приговаривая весьма нелитературные слова, я полезла в шкаф за кроссовками и старенькой  курткой. То, что я так и не дошла до работы меня уже не беспокоило. Ну, не хотелось мне на ней очередной раз наткнуться на господина Советника. Кстати, а что это он шляется по гостям в рабочее время?

 

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожие публикации:

Мы спрятались в арке, рядом со зданием Департамента и заняли выжидательную позиц...
   Видимо, когда Маленькая разбойница разбила экран, сработала система...
   А может быть, Сказочник – там? Но и в верхнем ярусе башни ник...

Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.