i
Полезная информация
Свернуть
05.03.2024
В конце мартобря...
Мой когнитивный диссонанс от текста на пакетике семян.
Правила конкурса День Валентина 2024
Правила конкурса День Валентина 2024
ruensvdefrptesitzharnl
"Посмотри на меня во тьме" Глава 15."Post hoc non ergo propter hoc…"
Категории:
Жанр
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Реализм
  • Юмор

Мы подошли к высокому утесу  у подножия разрушенной ветром скалы. Уходящие вверх ступенями горячие камни густо заросли здесь стелющимся, как плющ, можжевельником и дикой ежевикой. Ее длинные колючие плети, цепко держащиеся за каждую выбоинку и трещинку, были  усажены маленькими, черно-лиловыми ягодами.

  Регина задумчиво провела рукой по матовым от жары листьям, осторожно сорвала одну ягодку, поднесла ее к губам и замерла, закрыв глаза.

- Что случилось? – всполошился я. – Тебе макушку случайно не напекло?

  Не открывая глаз, девушка отрицательно качнула головой и снова улыбнулась, загадочно и лукаво.

- Лианан Ши, - певуче произнесла она.

- Что? – растерянно спросил я.

  Регина открыла глаза. Золотистый блеск их потемнел, как будто на солнечное дно ручья легла тень набежавшей тучки.

- Ты никогда не задумывался, какую тайну скрывают эти черные ягоды?

  Девушка подняла руку, не боясь оцарапаться, сорвала еще несколько ежевичин и протянула их мне на раскрытой ладони. Я хотел взять одну ягодку, но вместо этого почему-то склонил голову, как послушный пони, и ткнулся губами в ее теплые пальцы.
Ягоды оказались терпкими и тягуче-сладкими на вкус, а ладонь Регины пахла морем и душистым соком. Сердце мое забилось яростно и стремительно, как пойманная рыба. Я уже с трудом понимал, принимаю ли я угощение или с нежной тоской целую ее тонкие смуглые руки.

Девушка медленно опустила ладонь. Я выпрямился. То ли от слепящего блеска лучей на чешуйках слюды, выступающей у каменной кромки, то ли от непонятного волнения перед моими глазами все дрожало и плыло.

- В кельтском фольклоре ежевика олицетворяет собой женщину народа Ши, богиню, - донесся до меня, словно издалека, голос Регины.

  Я провел рукой по лбу. Регина стояла совсем близко от меня, сложив пальцы лодочкой,  в которой лежала последняя ягода. Она говорила, вроде бы обращаясь ко мне, и в то же время глядя куда-то вдаль, словно видела в этот миг нечто незримое.

- Ежевика - это всегда иллюзия, магия очарования, приворот. Это опасный и единовременно очаровательный символ. Вот тебя предупреждали: не ходи к тем валунам у реки. Ты ведь однажды уже заблудился там,  споткнулся и  расшиб себе лоб. Но нет! — ты не слушаешь советов и все же идёшь к этим самым валунам и вдруг встречаешь там девушку, прекраснее которой свет не видывал. Она обещает тебе божественное вдохновение, всполохи невиданных чувств. Она даже, кажется, всецело понимает тебя: «как тебе тяжело идти своим путем!  какие же негодяи те, кто отзывался о тебе плохо!» и все в таком роде.

- Кто же устоит перед всем этим? – грустно усмехнулся я в ответ. – Да, я пойду к тем заветным валунам  и пригублю горькую ежевичную сладость. Даже если под воздушным образом прячутся шипы и черные ягоды!

  Регина разжала пальцы. Ягодка, блеснув на солнце, черной бусиной скатилась в расщелину.

- В том-то и дело, - печально сказала она. - Ежевика не способна любить тебя в ответ. Это просто не в ее природе. Она дарует тебе вдохновение, проведёт по заповедным чащам, но выберешься ты из них весь израненный да помятый. Если, конечно, вообще выберешься. В кельтском фольклоре роль наиболее «ежевичных» персон играют Лианан Ши.  Прекрасные эльфийки, они особенно любили выбирать себе в жертвы поэтов, бардов или художников, обещая тем вдохновение в обмен на любовь и преданность. Итогом такой губительной, неземной страсти и одержимости всегда было безумие несчастного, попавшего под чары Лианан Ши, а нередко - и вовсе его смерть.

- Не всегда! – охваченный внезапным вдохновением горячо воскликнул я. – Вспомни легендарного Томаса-Рифмача. Бард, поэт и музыкант Томас из Эрсилдуна, кстати, реальный человек, живший в тринадцатом  веке, согласно одной шотландской легенде, встретил Королеву эльфов, которая восхищенная его музыкой, уговорила певца отправиться вместе с ней в Волшебную страну. Там он, как гласит предание, прожил семь счастливых лет.

- Эльфы наградили Томаса даром правдивости и даром пророчества, - кивнула девушка. – Я знаю эту историю.

  Пьянея от солнца и дурманящего ягодного аромата, я привлек ее к себе.

Ласково коснулся ее щеки и жарко прошептал:

- Но тогда ты должна помнить, что Королева эльфов полюбила смертного музыканта так горячо и страстно, словно она сама была земной девушкой! Когда Любовь и Творчество встречаются на узкой тропке, они смотрят друг другу в глаза, и в этот миг пространство звенит от напряжения, пронизанное невидимыми струнами. Оно ждет рождения новой небывалой мелодии или стиха. И этой сила превыше всех чародейств и волхований!

  Золотые глаза Регины широко распахнулись. В их глубине словно бы плясало опаляющее солнечное пламя.

- Я не боюсь шипов ежевики,  -  еле слышно  выдохнул я. – Пусть они изранят мое сердце до крови! Не жалко заплатить душевной болью за один миг счастья…

  И я почти коснулся поцелуем ее горячих губ. Но резкий крик чайки где-то в вышине разбил томительную тишину. Регина вздрогнула и невольно отшатнулась от меня. Я смущенно опустил руки и сделал шаг назад.

- Кажется, ежевичная магия и нас с тобой слегка околдовала, - произнесла девушка после недолгого молчания.

  Я не знал, что ответить  и  только,  шумно вздохнув, развел руками.

- На самом деле я хотела сказать другое,  - теперь Регина говорила слегка отчужденным, как мне показалось, тоном. - В гадании на картах и символике снов ежевика, прежде всего, предостерегает об увлеченности иллюзией, потери связи с реальностью, очарованностью, как таковой. В характеристике человека указывает на склонность к манипуляциям и интригам за фасадом легкой и привлекательной особы. Боги и сказочные создания живут по собственным законам, не всегда созвучным человеческим понятиям о морали и справедливости. Рассказ о ежевике в сборнике кельтского фольклора заканчивается фразой: «Будьте внимательны и осторожны на загадочных лесных тропах!»

- Будем! – вздохнул я. – И для начала давай все-таки подкрепим свои силы.

Я захватил с собой корзинку с бутербродами и бутылкой минералки. Перекусим в этом волшебном местечке, а потом дойдем до края мыса и посмотрим – что там.

 

  Мы устроили долгожданный пикник, но чувство некоторой недоговоренности, повисшей  между нами, мешало мне спокойно есть и пить. Регина, казалось, испытывала то же самое.
Закончив трапезу и обменявшись несколькими незначительными фразами, мы встали и отправились дальше. Девушка шла немного впереди меня и легко, словно танцуя, обходила большие валуны.

Я же, терзаемый совестью, спотыкался на каждом камушке и ругал себя за несдержанность последними словами. Но уже через секунду мне начинало казаться, что Регина сама ждала от меня этого поцелуя и была разочарована, что его так и не случилось.

- По всем статьям выхожу я круглый дурак! – пробормотал я, запнувшись в пятый раз и до смерти напугав маленького юркого крабика.

- Что в жизни, что в иллюзорной реальности – ни черта не понимаю в девушках и не знаю, что им от нас надо. Лучше буду опять под туповатого, но надежного брата косить. Так спокойнее!

Я поднял взгляд и увидел, что девушка уже дошла до крайнего, острого, точно драконий зуб камня. И, забравшись на него, пристально вглядывается в синий горизонт, приложив ладонь козырьком ко лбу. Потом Регина обернулась и нетерпеливо замахала мне рукой. Я увеличил скорость и подбежал к ней. Одним прыжком вскочил на валун и ахнул! Далеко впереди, почти растворившись в туманной дымке, виднелся высокий берег с силуэтами современных домов.

- Петька, ты оказался прав! – радостно воскликнула девушка. – Вот он – наш мир, наша свобода! Осталось только сообразить, как туда попасть.

- Для начала попробуем все на той же яхте, - предложил я. – Но, если честно, мне бы хотелось еще раз предпринять попытку убедить Влада бросить игру в демиурга, и уехать с нами. Все-таки он друг моего детства. Не хотелось бы бросать его наедине с миражами и «бумажными куклами».

- Нельзя мешать человеку сходить с ума, - пожала плечами девушка. - Если твой друг искренне считает, что будет счастлив только в своем выдуманном мире, тебе его не переубедить.

  Она хотела добавить что-то еще, но случайно посмотрела вверх и удивленно воскликнула.

- Смотри-ка! Там, на вершине горы, похоже, находится плато. И на нем стоит какой-то дом. Его тоже этот Влад «придумал»?

- Да ну! Это просто куча камней странной формы - возразил я.

  Но, присмотревшись, увидел, что знойная дымка, действительно, покрывает силуэт довольно большого старинного дома с острой крышей.

- Занятно, но туда мы не полезем! - решительно сказал я.

- А тогда что мы будем делать?

- Вернемся в отель, и я попробую поговорить с Владом. Если он будет упорствовать, мы снова приедем сюда на яхте и вернемся в наш мир без него.

 

  Мне показалось, что обратная дорога заняла гораздо меньше времени. Хотя, может быть, причина была в том, что я просто был занят размышлениями о странностях судьбы, посмеявшейся над нашим писателем. Я вдруг вспомнил, что накануне всех странных событий, мы с ним пили вино и закусывали … ежевикой! Ночью Владу явился Чернильный человек, а мне – приснилась Регина. А еще мне вспомнилось, что тетя Поля всегда гоняла нас от своего ежевичного куста. Потому  что, во первых, она варила из злополучных ягод варенье, а, во-вторых, шипы на кусте были – мама, не горюй! Не хуже, чем на акации – сантиметров несколько. А еще в том кусте жила старая гадюка, и встреча с ней тоже ничего хорошего не обещала. Однажды мы все-таки ягод наелись. А потом – угнали лодку. И теперь мне кажется, что эти два события как-то связаны между собой. Так же, как и наша «пьянка» и нынешние приключения.

- Всё бывает, – пробормотал я. - Абсолютно все. Просто кое-что - редко и не со всеми. Но это не значит - ни с кем и никогда. Хотя, с другой стороны - есть древняя латинская поговорка «Post  hoc  non ergo propter  hoc».

Что в переводе на русский означает: «После того - не значит вследствие того». Она предостерегает нас от распространенной ошибки - напрямую объяснять то или иное явление теми обстоятельствами, которые ему предшествовали.

- Ты что-то сказал?

  Я смутился.

- Так, мысли вслух. На тему влияния ягод на творческую личность. Вон даже я с пары ежевичин начал думать о тебе совершенно не по-братски. Прости!

- Не бери в голову! С нашими «отношениями» мы дома разберемся – то есть, в Питере.

  Тут из меня непроизвольно выскочило:

- Я тебя поцелую. Потом – если захочешь!

  Регина рассмеялась и погрозила мне пальцем.

- Страшный ты человек, Пьеро! У тебя на все случаи жизни реплики есть!

  Я покачал головой.

- Лучше бы – решения. А то застрянем в этом раю на веки вечные…

- Для изгнания из рая следовало бы отведать яблочка, – вздохнула девушка. – Но на юге – только персики и виноград. Да и тот пока условно съедобный.

- И владельца этого сказочного местечка – тоже не наблюдается, – поспешно сказал я.

- Ты имеешь в виду своего приятеля?

- Не знаю, – вздохнул я. – Может быть, тут водится какой-нибудь сумасшедший бог?

 

  Мы вернулись в отель. Регина ушла в номер, а я отправился вылавливать Влада. Он нашелся в баре, уже весьма «подогретый». И разговора у нас не получилось.

- Чем ты недоволен? – орал он. – У тебя все есть! Даже твоя ненормальная подружка!

- Мне скучно – возразил я.

- Тогда сходи – обвенчайся! До конца дней себе развлечение устроишь! Зачем  и куда тебе возвращаться? В свой дождливый Питер? В театр – где тебе копейки платят?! Или – без «разборок» с чудовищами ты, как без пряника?

  Я пожал плечами, но не стал напоминать Владу, что монстры интересовались не мной.

- Я бы хотел вернуться в творчество. Уж кто, как не ты, должен бы знать его свойства. Кстати, ты не задумывался над тем - кем должен быть тот, кто пишет в наши странные времена? В любые времена... Константой. Опорой.

Древом, прорастающим из иного мира в этот. Дверью. Домом. Иначе просто нет смысла писать. Эту землю разделили ножом, как яблоко. И части этого яблока спорят кто из них вкуснее... Но нас нарезают только для того, чтобы съесть. Творец не может быть голосом одной из воюющих сторон. Мы - всегда одиночки. Можно проповедовать только одну любовь - и эта любовь держит в руке целое яблоко. Наша жизнь коротка. Человеческие существа – мотыльки, летящие на свет настольной лампы неизвестного нам бога.  

Или – чародея, сидящего за круглым столом в старом саду, полном яблок...

Мы должны быть аккуратны друг с другом - пыльца на крыльях конечна.

Мы вовсе не такие, какими хотят нас представить те, кто держит в руках нож.  Об этом нужно помнить всем, пишущим - всегда, ночью и днём...  И не играть в чужие игры... Это может стоить жизни другим бабочкам…

- Тоже мне – мотылек выискался! – буркнул Влад. – Что там у тебя за творчество? В третьем акте говорить «кушать подано»?! Ступай к своей красотке, Эдмунд Кин недоделанный! Поскучайте там вместе! А мне мозг не выноси!

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожие публикации:

- Вставайте, господин писатель! Там вас у калитки уже Муза дожидается. Нехорошо ...
  И с этими словами она буквально вложила в руку Владислава свою игрушку. П...
  Молча, но с просветленным лицом Влад неспешно прихлебывал пенный напиток,...
- Не-а! – беспечно отозвался Влад. - Хотя совпадение, что и говорить, знам...

Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.